Методологические основы прогнозирования топливно-энергетического баланса

В любом обществе активной творческой жизнедеятельности людей присуще планирование и прогнозирование. Многими исследователями установлено, «что с развитием производительных сил и производственных отношений в обществе усиливается его планомерность»[15]. На каждом конкретном историческом этапе развития экономики планы отражали основные требования объективных экономических законов общества. Поэтому планирование являлось и является категорией, регулирующей развитие производительных сил и производственных отношений».


В сущности, план и прогноз – это сходные элементы, хотя план рассматривается как более сложная категория, в том смысле, что план – это директивное направление развития, в то время как результаты прогноза зависят от множества случайных факторов. Кроме того, составлению плана предшествует анализ ситуации, диагноз и, наконец, прогноз результата. В этом смысле прогноз является составляющей частью плана.
Обращаясь к истории, можно проследить взаимосвязь между степенью точности прогнозирования и временем.
На протяжении всей истории в центре хозяйственной деятельности находятся проблемы, связанные с государственным устройством и управлением им. Они включали в себя наряду с натуральным хозяйством и жесткую регламентацию государственной экономики, возникшей в эпоху расцвета этих государств. В древнем Китае, Шумере и Египте организация хозяйства уже предполагала соблюдение пропорций между отраслями: сельским хозяйством и ремеслом, а также торговлей и созданием стратегических запасов. В древних цивилизациях государство проявляло заботу о строительстве ирригационных сооружений, позволяющих производить гораздо больше продуктов, чем при индивидуальной организации хозяйства. «Государственная регламентация, как ростки планового начала в обществе, осуществлялась с использованием ограничения цен, монополизации отдельных отраслей, путем изменения уровня налогообложения, через продажу части государственных запасов и т. д.»[16].
Ранние прогнозы основывались на определенных субъективных причинах, и вероятность их неисполнения была очень высока. По мере становления методологии обоснования явлений, в результате накопления и использования человеческого опыта и научных знаний прогнозы усложнялись и становились более правдоподобными.
В истории экономического прогнозирования как частного случая прогнозирования вообще выделялись три основные ветви:
1) религиозное представление о будущем;
2) утопические теории о лучшем будущем (Томаса Мора, Кампанеллы и др.);
3) философско-исторический подход к формированию образа будущего.
Попытки представить будущее в древние века отличались ориентацией на определенные философские концепции, что делает их и сегодня довольно привлекательными. К подобным представлениям будущего можно отнести концепции таких философов, как, например, Платон и Конфуций.
В средние века прогресс понимался как следствие совершенствования человеческого разума и влияния окружающего мира. Предсказание будущего являлось не чем иным, как логическим выводом из анализа существующего мира. Может быть, поэтому большинство философов стремились создать идеальный мир.
В основе современной энергетической стратегии США лежат детальные прогнозы развития как основных макроэкономических показателей страны, так и многочисленных разнородных энергетических индикаторов на перспективу до 2020 г., подготовленные еще в 1996–1998 гг. Министерством энергетики страны на базе использования сложных долгосрочных многофакторных эконометрических моделей и полного внутреннего энергетического баланса США, рассчитанного по средней теплотворной способности энергоносителей.
Прогнозные сценарии содержат наиболее вероятные ожидаемые результаты практической деятельности американских федеральных ведомств и местных властей штатов, а также отражают действующие внешнеэкономические тренды. Также в сценариях учитываются: рост технологической эффективности добычи, переработки и потребления энергоносителей; динамика мировых цен на энергетическое сырье; последовательное снижение мощностей АЭС, выводимых из эксплуатации; реструктуризация внутренних региональных американских рынков сбыта электроэнергии.
Основная административная ответственность за выработку долгосрочной энергетической стратегии и реализацию национальной энергетической политики США возложена на президента страны и на 6 профильных федеральных агентств: Министерство энергетики, Министерство торговли, Государственный департамент, Министерство сельского хозяйства,
Министерство внутренних дел, Агентство по охране окружающей среды. Эти федеральные агентства контролируют реализацию исследовательских программ в области совершенствования традиционных энергетических технологий, использования возобновляемых энергоносителей и атомной энергии, энергосбережения в быту, в промышленности и на транспорте, а также переработки отходов и охраны окружающей среды.
Стратегия развития энергетики Китая является частью стратегии развития китайской экономики и направлена на решение основной задачи – обеспечения запланированных параметров развития экономики.
Экспортная ориентация производства и создание благоприятного инвестиционного климата позволили китайской экономике, развивавшейся последние три десятилетия со среднегодовыми темпами прироста ВВП в 9,9 %, превзойти японскую экономику и выйти на второе место в мире после США[17].
Столь быстрый рост экономики Китая во многом обусловливает и развитие топливно-энергетического комплекса, а также направленность и интенсивность внешнеэкономических связей в этой сфере, в определенной степени регламентируемых энергетической стратегией страны[18].
Энергетическая стратегия определяет темпы роста потребления энергии, а также структуру энергетического баланса – доли производства и потребления различных видов энергии, а также доли энергии, произведенной в Китае и импортированной. Анализ показывает, что стратегия включает в себя разработку соответствующих целевых показателей для трех временных горизонтов: рамочная стратегия развития энергетики на период до 2050 г.; долгосрочная программа развития основных отраслей энергетики на период до 2030 г.; детальная программа на 12-ю пятилетку до 2015 г. [19]
Разработка стратегии развития энергетики на период до 2050 г. координируется Государственным комитетом по развитию и реформе (ГКРР) КНР. Институт энергетики (China Energy Research Institution) разработал количественную модель – Integrated Policy Assessment Model of China (IPAC), непосредственно используемую при сценарных расчетах развития энергетики Китая и состоящую из трех блоков: экономический блок: содержит модель экономики Китая, в которой более детально описаны энергоемкие секторы; технологический блок: включает более 40 секторов и свыше 600 технологий, существующих и перспективных, а также «дорожную карту» реализации этих технологий; эмиссионный блок: позволяет моделировать влияние эмиссии парниковых газов.
Прогнозирование развития энергетики Китая на период до 2050 г. носит сценарный характер и осуществляется в соответствии со сценариями, учитывающими основные возможные пути развития экономики Китая.
В рамках прогнозирования рассматривается четыре сценария:
1. действующий (business as usual, BAU). На наш взгляд, его можно назвать инерционным, поскольку в рамках данного сценария предполагается сохранение тенденций, действовавших в докризисный период, т. е. высокие темпы роста экономики и отсутствие реальной политики по предотвращению изменения климата за счет снижения выбросов;
2. низкокарбоновый (high GDP low carbon scenario, HLC). Предусматривает: высокие темпы роста экономики; реализацию политики национальной энергетической безопасности (развитие собственной энергетической базы, в том числе на основе разведки и разработки месторождений нефти и газа, диверсификации импорта первичных энергоносителей); усиление активности по охране окружающей среды, изменение режима экономического развития и режима потребления (с точки зрения рационализации структуры потребления), широкое использование новых технологий. Мероприятия по контролю эмиссии парниковых газов выполняются Китаем в одностороннем режиме;
3. ужесточенный низкокарбоновый ((high GDP enhanced low carbon, HELC). Отличие от низкокарбонового режима состоит в том, что мероприятия по предотвращению изменения климата осуществляются в рамках глобальной политики, в кооперации с другими странами. В этом сценарии Китай может пойти на большие ограничения в эмиссии парниковых газов, активнее инвестировать в новые технологии, такие как улавливание и хранение углерода (Carbon Capture and Storage, CCS);
4. ослабленный низкокарбоновый (low GDP low carbon scenario, LLC). Предусматривает более низкие темпы экономического роста, которые будут ограничивать применение мер по предотвращению изменения климата[20].
Представим прогноз спроса на энергию в Китае на период до 2050 г. в соответствии с различными сценариями. В качестве примера покажем динамику потребления энергии и структуру энергобаланса на период 2020 – 2050 гг. в соответствии с двумя сценариями – «действующим» и «ужесточенным низкокарбоновым». При сохранении использования угля практически на уровне 2020 г. его доля в топливно-энергетическом балансе сократится с 62 % до 42 % в 2050 г. В то же время интенсивный рост предполагается за счет нефти (абсолютное увеличение в 1,67 раза), газа (увеличение в 2,47 раза) и особенно для ядерной энергии (в 6,6 раза). При этом доля энергии, вырабатываемой на АЭС, возрастет к 2050 г. практически до 9 % при величине данного показателя в 2020 г. в 1,9 %.
Развитие энергетики по низкокарбоновому сценарию предполагает сокращение доли угля и нефти в топливно-энергетическом балансе. Если суммарная доля угля и нефти в 2020 г. составит примерно 77 %, то к 2050 г. эта величина сократится до 57 %. Долгосрочные программы развития отраслей энергетики до 2030 г., так же, как и рамочная стратегия до 2050 г., базируются в основном на макроэкономических моделях.
Главным энергетическим управлением (ГЭУ) КНР поставлена задача сохранять добычу нефти в 2015 г. на уровне 200 млн. т, с этой целью принято решение интенсифицировать поисково-разведочные работы. Добыча угля будет ограничена уровнем 3600 млн. т. В электроэнергетике суммарные генерирующие мощности достигнут в 2015 г. 1440 ГВт, в 2015 г. – 1760 ГВт. Мощность ветровых электростанций к 2015 г. планируется увеличить до 55 млн. кВт. Крупные ветровые электроэнергетические комплексы в 12-й пятилетке будут построены в провинциях Ганьсу, Внутренняя Монголия, Цзилинь, Цзянсу, Хэбэй, Шаньдун, Чжэцзян, Фуцзянь, СУАР и г. Шанхае. Производство энергии без использования горючих ископаемых составит 11,4 % от общего объема потребления первичной энергии в 2015 г. и 15 % в 2020 г. Ожидаемый уровень добычи природного газа в 2015 г. – 170 млрд. м3. Добыча метана угольных пластов (МУП) в 2015 г. должна составить 20 млрд. м3, еще 30 млрд. м3 будет получено за счет проектов газификации углей. Объем импорта природного газа к 2015 г. увеличится до 90 млрд. м3. Таким образом, доля импорта в обеспечении потребности в природном газе в 2015 г. составит примерно 25 %, что позволит экономики Китая продолжать наращивать темпы экономического развития.
В России значительный вклад в разработку представлений о будущем внесли такие мыслители как А. Н. Радищев, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский.
По мере достижения человечеством определенного уровня социально-экономического развития (в Западной Европе – середина XIX в., в России – 80-е годы XIX в., в Китае, Индии и других странах Азии – еще позднее) происходил перелом в эволюции утопизма и позитивизма.
На протяжении истории наряду с прогнозированием общественной жизни существовало и прогнозирование хозяйственной деятельности, как отдельных хозяйствующих субъектов, так и государств в целом. Это делалось для того, чтобы, учитывая возможности государства, составлять планы развития страны, обеспеченности населения продовольствием, прогнозировать налоговые поступления, с целью регулирования и увеличения получаемых государством доходов. Наибольший интерес к возможностям экономического прогнозирования и планирования наметился в XX веке. Именно в это время пришло понимание того, что научное предвидение в экономике дает большие возможности для воздействия государства на общество, да и для управления отдельными предприятиями. Так, например, в России с первых лет Советского государства был создан планирующий и координирующий орган – Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ).
Первым научным комплексным планом реорганизации и развития экономики страны стал план ГОЭЛРО, рассчитанный на длительную перспективу.
В 1921 г. переход к политике Госплана предполагал создание планирующих органов на местах с целью воздействия на производство и денежное обращение с помощью таких экономических инструментов, как ценообразование, налогообложение, кредитная политика, материальное стимулирование и др.
Постепенно плановая система вытеснила остававшиеся элементы рыночных отношений (НЭП), после чего планирование было направлено на решение сначала задач коллективизации, затем индустриализации, при этом реконструкция народного хозяйства и переустройство быта людей осталось общей целью.
Понятно, что система приоритетных направлений изменяется с изменением внешних факторов, например военной обстановки. Единство прогнозирования и планирования в экономике СССР сохранялось до 30-х годов прошлого века. Затем вплоть до 60-х годов прогнозирование считалось буржуазной альтернативой планирования. В этот период преобладало субъективное планирование в экономике, что приводило к провалу отдельных разделов, а иногда и целых пятилетних планов. «Реабилитация» прогнозирования произошла в начале 60-х годов. В этот период разрабатываются два крупных прогноза: Комплексная программа научно-технического прогресса и его социально-экономические последствия (на 20 лет) и Генеральная схема развития и размещения производственных сил (на 15 лет).
Комплексная программа научно-технического прогресса и его социально-экономические последствия – предплановый документ, определявший цели развития науки и техники на длительную перспективу (20 лет), приоритетные научно-технические проблемы, подлежавшие разработке в этот период, и ожидаемые социально-экономические последствия их реализации.
Задачами комплексной программы научно-технического прогресса СССР являлись:
1. Выявление тенденций общественного развития и новых потребностей
2. Оценка возможностей науки, техники и экономики в решении возникающих проблем
3. Согласование усилий всех звеньев науки и производства в достижении намеченных на перспективу целей
4. Выделение ключевых народнохозяйственных проблем, на разработке которых следовало в первую очередь сосредоточить усилия ученых и специалистов, ресурсы и средства.
Комплексная программа научно-технического прогресса СССР – научная основа формирования долгосрочных и перспективных планов и целевых комплексных программ. Комплексная программа научно-технического прогресса СССР разрабатывалась Академией наук СССР, Госкомитетом по науке и технике СССР, Госстроем СССР на 20 лет (по пятилетиям) и представлялась в Совет Министров СССР и Госплан СССР не позднее, чем за два года до начала очередной пятилетки. Каждые пять лет в Комплексную программу вносились дополнения и уточнения, и она составлялась на новое двадцатилетие.
Генеральная схема развития и размещения производственных сил – предплановый документ, характеризующий направления развития единого народнохозяйственного комплекса страны в отраслевом и территориальном разрезах.
Наряду с Комплексной программой научно-технического прогресса СССР, генеральная схема служила исходной базой для подготовки Основных направлений экономического и социального развития СССР на 5, 10 и 15 лет, а также государственных пятилетних планов. Основой для разработки генеральной схемы являлись программные и директивные документы партии и правительства по решению экономических и социальных задач на длительную перспективу, а также концепция развития и размещения производительных сил СССР на расчетный период.
Генеральная схема разрабатывалась по заданию Госплана СССР с учетом отраслевых и территориальных схем и была призвана способствовать совершенствованию межотраслевых и межрайонных пропорций. Генеральная схема содержит следующие разделы:
1. анализ развития и размещения производительных сил страны за базисный период;
2. основные задачи развития и размещения производительных сил; социально-демографические, экономические предпосылки и природные ресурсы;
3. уровни развития и территориальные пропорции общественного производства; социальные проблемы развития и размещения производительных сил;
4. межрайонные экономические проблемы размещения производительных сил;
5. развитие и размещение межотраслевых комплексов, отраслей народного хозяйства и промышленности;
6. экономическое и социальное развитие союзных республик и экономических районов;
7. показатели, вытекающие из международного разделения труда и социалистической экономической интеграции и влияющие на развитие и размещение производительных сил СССР;
8. оценка экономической эффективности развития и размещения производительных сил.
Основной целью разработки генеральной схемы было создание рекомендаций по наиболее целесообразному и эффективному размещению производства по территории страны.
В середине 1960-х для страны начался новый этап планирования – был взят курс на усиление самостоятельности на местах при сохранении директивного управления. Достигнутый на тот момент уровень социально-экономического развития требовал демократизации. Увеличение инициативы на местах и повышение стимулирующей роли плановых показателей преследовало одну цель – полнее учесть особенности условий деятельности предприятий разных отраслей, работающих в разных регионах. Все это привело к разногласиям центра и местного управления в 70-е и 80-е годы, что явилось причиной кардинальных изменений государственной власти.
Рассматривая процесс планирования в СССР, можно утверждать, что он в значительной мере опирался на прогнозирование. Так, на основе прогнозов природных ресурсов, научно-технического прогресса, демографических и социальных сдвигов составлялись экономические прогнозы воспроизводства рабочей силы, уровня жизни населения, производственных фондов, темпов экономического роста, структурных изменений и межотраслевых связей, размещения производительных сил и др.
Прогнозирование на уровне предприятий носило вероятностный характер. Использовался и нормативный метод прогнозирования в форме целевых показателей, например показателей применения новой техники и технологии.
В целом для советской практики экономического прогнозирования было характерно своеобразное миропонимание, когда в расчетах не учитывались подлинные закономерности экономических отношений, когда были неизвестны данные об изменении спроса и предложения, цены были фиксированы, а параметры прогнозов не отражали результативности работы отдельного предприятия.
Среди определенных преимуществ народнохозяйственного планирования в СССР можно отметить взаимосвязь в планах социальных и экономических аспектов развития общества, определение приоритетных направлений, комплексный подход к решению проблем, непрерывность планирования, сочетание отраслевого и территориального подходов. Понятно, что на каждое из этих преимуществ найдется хотя бы один недостаток.
Зачастую однобокость, а самое главное – необоснованность прогнозов приводила к дальнейшей фальсификации данных, и, возможно, говорить о результативности такого экономического прогнозирования вовсе не стоит. Опыт государственного планирования СССР доказал нежизнеспособность централизованного планирования, которое, тормозя общественное развитие, ведет к неограниченному распорядительному праву государства на использование факторов производства, к жесткой централизации и контролю за инвестициями, производством и потреблением, установлению заработной платы и фиксации цен, к излишней детализации и мелочной регламентации планов для хозяйствующих субъектов, к ограничению самостоятельности предприятий, вынужденных действовать в соответствии с утвержденными директивами в ущерб своим экономическим интересам, к монополизации многих сфер экономики.
В 1987 г. было отменено «директивное планирование», а с ним – и плановое начало в работе вообще (из учебных планов вузов, например, были исключены дисциплины, так или иначе связанные с планированием; планово-экономические отделы предприятий и организаций были расформированы или преобразованы, в лучшем случае, в отделы анализа и прогнозирования). Само слово «план» стало несовременным, малоупотребительным.
Важнейшей органической частью реформы управления экономикой Пленум определил коренную перестройку всей системы планирования. Пункт 7 того же постановления конкретизировал это решение:
1. «отказаться, начиная с тринадцатой пятилетки, от сложившейся практики ежегодной разработки и утверждения государственных годовых планов экономического и социального развития СССР»;
2. предоставить предприятиям права самостоятельно:
а) планировать на предстоящий год выпуск продукции, выполнение работ и услуг, а также другие показатели социального и экономического развития;
б) решать вопросы материально-технического обеспечения ресурсами подрядными строительно-монтажными работами.
Формально постановление сохраняло институт 5-летних планов, однако, если принять во внимание достаточно демократичный характер всей системы перспективного планирования в СССР, то станет ясно, что формальное сохранение 5-летних планов уже ничего не решало: на смену плановому пришло бесплановое начало.
В начале 90-х годов план был полностью отброшен, но прогноз остался. Однако социально-экономическое прогнозирование велось без привлечения ученых, что плохо отражалось на его качестве[21].
Прогнозирование и планирование строго связаны не только с рынком, но и с интересами. Выделяют глобальные, региональные, семейные, индивидуальные и иные интересы. В начале 90-х годов прошлого столетия в стране произошла смена приоритетов в интересах, началась стихийная борьба вокруг ресурсов страны за удовлетворение региональных, индивидуальных и прочих интересов. В таких случаях государственное планирование и прогнозирование крайне необходимо. В таких условиях планирование может основываться на разработке гипотез, прогнозов, концепций, программ.
В настоящее время относительно целесообразности планирования существуют две точки зрения:
• во-первых, на уровне фирмы можно и нужно применять прогнозирование и директивное планирование
• во-вторых, на уровне государства можно применять прогнозирование, индикативное планирование и программирование.
Научное познание развития общества неизбежно связано с прогнозами.
Прогноз – предполагаемый сценарий развития определенных явлений, наличие альтернативных вариантов развития и сроки осуществления предполагаемых изменений. Прогноз является следствием настоящего, а будущее, отраженное в прогнозе, есть результат целого комплекса причин и условий. Прогноз – это итог, вывод эмпирического и аналитического характера.
Наступление предсказанного прогнозом события есть элемент случайности, поэтому каждому прогнозу необходима оценка степени вероятности предсказанного сценария.
Как правило, при составлении прогноза используется ряд закономерностей, которые и предполагают возможность определенного исхода при выполнении стартовых условий. При составлении прогноза необходимы количественные и качественные исследования изучаемого объекта. Прогноз – основа планирования. Прогноз ограничен во времени, имеет вариантный характер, точность прогноза проверяется временем.
В условиях многоукладности экономики нашей страны значение прогнозирования возрастает. Анализ стран с рыночной экономикой показывает, что собственник без налаженной системы планирования, которая невозможна без прогнозирования, быстро теряет свое имущество. В этих странах очень сильно развито стратегическое планирование и успехи в экономике не связаны жестко с формой собственности.
В настоящее время существует система прогнозов, изображенная на рисунке 3.

Рис. 3. Пирамида прогнозов, программ и планов

В рыночной экономике прогнозируемость событий довольно низкая из-за того, что явления носят стохастический характер. Поэтому прогнозы и планы, принятые с учетом прошлой информации, должны уточняться при изменении реалий.
В настоящее время государственные органы пришли к пониманию важности среднесрочного финансового планирования, что отразилось, в частности, в переходе на трехлетний бюджет.
В соответствии с планом деятельности Минэнерго России в 2012–2014 гг. определены основные цели и ключевые индикаторы развития, представленные в таблице 4[22]:

В качестве основных задач в отраслях топливно-энергетического комплекса Минэнерго России определены[23]:
1. Нефтегазовая отрасль:
• Анализ результатов «60-66-90» и формирование предложений по дальнейшей фискальной ребалансировке между добычей и переработкой
• Подготовка к реализации «пилотных» проектов по вводу системы НДД.
• Создание мирового маркерного сорта по нефти на основе российской нефти, поставляемой по ВСТО.
• Создание системы лицензирования, сбора, обработки и хранения информации о лицензиатах.
• Создание центра для экспертизы инвестиционной эффективности стимулирующих мер, а также проектов в рамках «методики».
• Создания механизмов для внедрения НДД.
• Проведение комплексных мероприятий по запрещению выпуска в обращение моторных топлив класса 3 с 2015 г.
• Формирование модели и установление минимальной величины реализации природного газа на организованных торгах.
• Разработка методики прогнозирования спроса на нефтепродукты на внутреннем рынке Российской Федерации.
• Утверждение комплексной программы строительства инфраструктуры ЗАО «ВНХК».
• Исполнение Комплексного плана по развитию ГМТ, реализация «пилотных» проектов и определение порядка ценообразование на ГМТ.
2. Угольная промышленность
• Актуализация Долгосрочной программы развития угольной промышленности России на период до 2030 г. в соответствии с Энергетической стратегией России, синхронизация со стратегическими документами в области электроэнергетики и транспорта;
• Выполнение программы по обеспечению дальнейшего улучшения условий труда, повышению безопасности ведения горных работ, снижению аварийности и травматизма в угольной отрасли, поддержанию боеготовности военизированных горноспасательных, аварийно-спасательных частей;
• Поддержание инвестиционного процесса, обеспечивающего развитие угольной промышленности, прежде всего при формировании новых центров угледобычи в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (Тыва,
Якутия, Забайкалье) с созданием энерго– технологических угольных кластеров, в частности путем оказания адресной государственной поддержки, предоставления инвестиционных налоговых льгот, использования накопительной части пенсионных фондов, а также Фонда национального благосостояния.
• Создание системы планомерного выбытия неэффективных производственных мощностей, предусматривающей формирование ликвидационного фонда (фондов) на действующих предприятиях. Учет особенностей банкротства предприятий, эксплуатирующих опасные производственные объекты, в законодательно-нормативном регулировании.
• Совершенствование системы государственного регулирования и управления в области охраны труда, промышленной и экологической безопасности, направленной на создание условий, стимулирующих и побуждающих повышать безопасность производственных процессов и снижать экологическую опасность функционирования предприятий.
3. Электросетевой комплекс:
• Снижение перекрестного субсидирования с 220 млрд. руб. до 50 млрд. руб. к 2020 году. Принято решение по «последней миле». Разработан проект постановления Правительства РФ по перекрестному субсидированию.
• Снижение к 2017 году на 15 % операционных расходов и на 30 % удельных инвестиционных расходов. Принято постановление о нормировании потерь электроэнергии на базе сравнительного анализа. Принято постановление Правительства РФ о перерегулировании ТСО с НВВ более 500 млн. руб., а также разработан проект постановления Правительства РФ по применению метода сравнения аналогов операционных расходов. Разработана методика определения операционных расходов на базе сравнительного анализа. В Правительство РФ внесена Директива по установлению КПЭ Россетей.
• Совершенствование процедуры формирования инвестиционных программ. Разработан проект постановления Правительства РФ, предусматривающий обеспечение публичности рассмотрения инвестиционных программ, внедрения технологического и ценового аудита инвестиций.
• Снижение количества ТСО на 50 % к 2017 году. В Правительство РФ внесен проект постановления по «моносетям». Разрабатывается проект постановления по обязательным требованиям к ТСО (критерии ТСО).
• Повышение доступности, надежности и качества энергоснабжения. Исполнено 26 мероприятий, предусмотренных «дорожной картой». Утверждены Единые стандарты обслуживания потребителей ТСО. Усовершенствована методика расчета показателей надежности и качества ТСО.