Структура ценообразования на энергетическом рынке как ориентир для прогнозных расчетов

Современная динамика изменения цен на мировом топливно-энергетическом рынке свидетельствует о его кризисном состоянии. Продолжается падение цен на нефть, что вызывает серьезные опасения всего мирового сообщества. Цены на нефть в принципе волатильны и сильно зависят от множества политических и спекулятивных факторов. Снижение среднегодовых уровней цен на нефть, особенно в комбинации с международными санкциями и фактически закрытыми рынками капитала, будет иметь ярко выраженные негативные экономические последствия не только для российской экономики, но и для других стран-участников рынка.


Нефть остается главным источником традиционной энергии в мире: в частности, с ее использованием генерируется 37 % эмиссии CO2 от общего уровня эмиссии, связанного с потреблением энергии. Согласно различным оценкам, мировые энергетические потребности должны существенно повыситься за период 2010–2035 годов.
В 2012 году мировая добыча нефти составила 4 018,8 млн. т, при этом суммарное ее потребление, превысило добычу и составило 4 130,5 млн. т. В таблице 5 представлено соотношение добычи и потребления нефти основными потребителями нефти, с годовыми объемами потребления превышающими 100 млн. т. Анализ представленных данных позволяет сделать вывод о том, что основными потребителями нефти по-прежнему остаются США и Китай, причем Китай в последние несколько лет постоянно наращивает потребление, по причине быстрорастущей экономики.

При этом потребление развивающихся стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), должно повыситься на 24 %, а потребление стран, не входящих в ОЭСР, в особенности
Китая и Индии, на 95 %. Мировое потребление нефти увеличится соответственно от 26 %, до 47 %. Учитывая высокую зависимость мировой экономики от нефтяного сектора, динамика цен на нефть будет сохранять свою исключительную важность, и понимание определяющих ее факторов представляет собой стратегический интерес. Динамика цен на нефть играет важную роль в мировой экономике.
В настоящее время наблюдается снижение цен на нефть. Цена сортов Брент и Юралс обновила минимумы с 2010 года, достигнув $82,8/bbl и $81,9/bbl соответственно и вызвав новые опасения о возможном более значительном снижении в ближайшие месяцы. Цены на нефть в принципе волатильны и сильно зависят от множества политических и спекулятивных факторов[24]. Волатильность цен на нефть отражает всю сложность ценообразования в этом секторе. Экономический контекст, равновесие между спросом и предложением на рынке нефти, различные факторы неопределенности, связанные с климатическими и геополитическими условиями, а также финансовые ожидания являются основными факторами, определяющими цену на нефть. Сейчас главный вопрос заключается в том, стоит ли готовиться к длительному периоду относительно низких цен на нефть – например, в течение 12–15 месяцев. К сожалению, существуют фундаментальные причины полагать, что цены на нефть могут остаться низкими в этот период. Прежде всего, к ним относится очевидное замедление роста в Европе и Китае, степень которого стала неожиданностью для рынков.
Действительно, после выхода очень слабой статистики промышленного производства и фабричных заказов за август, министр экономики Германии вынужден был успокаивать рынки относительно рисков рецессии в Германии. Несколько ранее МВФ оценил вероятность новой волны рецессии в еврозоне в ближайшие кварталы в 40 %. Аналитики ожидают, что экономический рост в еврозоне не превысит скромных 0,8–1% в 2014 году и 1,1–1,3 % в 2015 году в базовом сценарии. Есть существенные опасения, что Китай также не выйдет на запланированный и анонсированный правительством уровень роста в 7,5%гг в 2014-15 гг, что снижает спрос на энергоносители и негативно влияет на нефтяные цены.
Международное Энергетическое Агентство выпустило ежемесячный обзор, в котором были значительно снижены прогнозы мирового спроса на нефть в 2014-15 годах. Согласно оценкам агентства, рост мирового спроса на нефть в 2014 году может оказаться минимальным с 2009 года и составить только 0,7 %. Таким образом, предыдущая оценка спроса понижена агентством на 0,2 млн баррелей в сутки до 92,4 млн баррелей.
Восстановление роста спроса в 2015 году прогнозируется вялым: всего 1,2 % – это около 1,1 млн баррелей в сутки. Это означает, что глобальный спрос в 2015 году составит около 93,5 млн баррелей в сутки, что на 0,3 млн баррелей в сутки ниже предыдущих оценок. При этом производство нефти в сентябре 2014 года достигло локального максимума в 93,8 млн баррелей в день, что превышает оценки спроса как 2014, так и 2015 годов. То есть тренд на снижение цен может продолжиться.
Грубая оценка зависимости нефтяных цен от колебаний спроса и предложения говорит, что каждый 1 млн баррелей в день снижения спроса или роста предложения снижает цены на нефть на $10/bbl. Этот простой расчет предполагает, что средние цены на нефть – Юралс в 2015 году могут оказаться скорее в районе $90/bbl – в сентябре 2014 года они достигли $95,6/bbl. Но это все же означает рост цены с текущих низких уровней. Согласно прогнозам, цена может вырасти с $85/bbl в 1 кв 2015 до $95+/bbl к концу 2015 года.
Тем не менее, снижение среднегодовых уровней цен на нефть, особенно в комбинации с международными санкциями и фактически закрытыми рынками капитала, будет иметь ярко выраженные негативные экономические последствия для российской экономики. Вероятность рецессии в 2015 году повышается, падение экономики, вероятно, превысит 1%гг в 2015 г, ослабление рубля подогреет инфляционные ожидания и выльется в более высокую инфляцию – ЦМИ прогнозирует 7,7 % на конец 2015 г, а правительству придется пересмотреть бюджет, сверстанный в предположении цены на нефть $100/bbl из-за выпадения как не-нефтяных, так и нефтяных доходов – всего 800–900 млрд руб. в 2015 году. А не снизятся ли цены сильнее? Ведь текущее снижение нефтяных цен на 24 % к уровню начала года подогревает ожидания еще большего падения нефтяных цен. Например, в уже упомянутом докладе МЭА прямо указывается, что, стремясь сохранить свою долю на рынках, страны ОПЕК не пересматривают квоты и сохраняют объемы производства нефти высокими – сейчас квота в сумме составляет около 30 млн баррелей в сутки. К тому же из-за выросшей конкуренции на азиатских рынках страны ОПЕК предоставляют скидки, стараясь восстановить свою упавшую долю рынка[25].
Действительно, прирост производства нефти в 2014 году в странах за пределами картеля составил 2,1 млн баррелей нефти в день, а в странах ОПЕК – всего 0,7 млн баррелей в день. Комментируя ситуацию, представители Саудовской Аравии в ОПЕК заявили, что страна готова к долгому периоду низких цен на нефть около $80–75/bbl, что добавило аргументов для ожидающих нового снижения. Саудовская Аравия – крупнейший мировой экспортер нефти, экспортирующий 9,7 млн баррелей в день в 2014 году, и ее заявления трудно игнорировать.
Но с ними можно поспорить. Уже в 2013 году порог цен на нефть, обеспечивающий бездефицитность бюджета Саудовской Аравии повысился до $89/bbl, +$11/bbl за год. В 2015 году расширение бюджетного дефицита может неприятно удивить власти страны. МВФ считает, что комбинация амбициозного роста расходов бюджета для инфраструктурных проектов и падения нефтяных доходов из-за постепенного снижения цен на нефть могут привести к росту дефицита бюджета Саудовской Аравии до 1,6 %ВВП в 2015 году.
В случае, если цены на нефть составят не прогнозируемые Фондом сейчас $96,5/bbl, а $80/bbl, расширение дефицита бюджета достигнет, по оценкам фонда, 7 %ВВП, что приведет к серьезным макроэкономическим проблемам для страны. Сомнительно, что заявленный уровень в $80/bbl и в самом деле устраивает Саудовскую Аравию и картель в целом. Поэтому мы не исключаем снижения квот на встрече в конце ноября 2014 года, хоть и в базовом сценарии ожидаем, что картель отложит это решение на 1 квартал.
Однако временное снижение цен до $80/bbl может оказаться ближневосточным экспортерам очень выгодным. Это поможет вытеснить с рынка проекты с дорогой стоимостью добычи, сконцентрированные в основном в Бразилии и Канаде[26]. На эти проекты приходится около 3 % мирового производства – 2,6 млн баррелей в день. Сейчас они уже начали генерировать убытки, а их частичная заморозка приведет к умеренному повышению цен на нефть[27]. В этом обзоре мы намеренно не рассматриваем возможные эффекты от увеличения экспорта Ирана – в связи с отменой санкций против этой страны, или увеличения экспорта из Ирака – в связи с нормализацией политической обстановки и восстановлением инфраструктуры, или с экспортом нефти из США – при отмене законодательных ограничений. Мы считаем, что означенное увеличение поставок нефти вероятно только после 2015 года, то есть не входит в рассматриваемый нами горизонт. Нормализация в Ираке далека, вооруженный конфликт с исламистами в разгаре. А переговоры с Ираном, которые планировалось закончить 24 ноября, видимо будут продлены.
В результате проведенного обзора можно сделать вывод о серьезных проблемах на рынке нефти, которые вызывают опасения у всего мирового сообщества в связи с тем, что на лицо присутствие факторов неопределенности и политического влияния на ценовые показатели.
В расчетах на долгосрочные перспективы развития ТЭК России были использованы прогнозы, опубликованные EIA[28] в International Energy Outlook за 2011 г. Согласно этим прогнозам, мировая цена сырой нефти к 2030 г. может составлять от 50 до 200 долл.(2009)/барр. (средняя оценка 125 долл.(2009)/барр.). Учитывая вероятность приближения пика мировой добычи нефти, можно полагать, что долгосрочная тенденция роста мировых цен нефти, скорее всего, сохранится. Поэтому прогнозы развития ТЭК России выполнены с ориентацией на верхний диапазон цен (125–200 долл.(2009)/барр. со средним значением около 150 долл./барр.
Нефть. Текущие разведанные запасы и ресурсы распределенного фонда недр в основных районах добычи нефти и газа могут обеспечить современный уровень добычи сырой нефти только в ближайшие 13–15 лет. Остальные запасы должны быть приращены на новых объектах, в том числе на новых территориях и акваториях России. Это позволит отсрочить наступление пика добычи нефти в России в рассматриваемой перспективе до 2030–2040 гг. На весь период до 2040 г. главными районами прироста запасов углеводородного сырья будут Западно-Сибирская, Лено-Тунгусская и Тимано-Печорская нефтегазоносные провинции. Учитывая географическое распределение прогнозных ресурсов нефти и газа и достигнутый уровень геолого-геофизической изученности, необходимо обеспечить рост подготовки запасов углеводородов в российском секторе Каспийского моря, на шельфе Баренцева, Карского и Охотского морей. Все это приведет к существенному росту затрат на добычу нефти. Большие надежды возлагаются на освоение ресурсов континентального шельфа арктических морей.
В настоящее время начальные суммарные извлекаемые ресурсы углеводородов континентального шельфа в мире оцениваются примерно в 55 млрд. т н. э. (из них 18 млрд. т нефти с конденсатом и 47 трлн. куб. м газа)[29]. Из них на долю России приходится 7,6 млрд. т нефти и 37 трлн. куб. м газа. Освоение этих ресурсов может отодвинуть наступление пика добычи нефти в лучшем случае на 5-10 лет. Разведанность начальных суммарных ресурсов углеводородов российского шельфа незначительна. Стоимость добычи этих углеводородов будет чрезвычайно высокой. Не исключено, что затраты и последствия для экологии в результате освоения арктических ресурсов могут намного превышать ожидаемые эффекты их использования. В таблице 6 приведены укрупненные оценки извлекаемых запасов нефти на территории России и ожидаемые затраты в соответствии с принятой классификацией запасов.

В связи с увеличением сложности процессов добычи нефти и связанных с этим затрат уже в ближайшее время необходимо начать поиск альтернативных путей удовлетворения потребности в моторных топливах. В качестве таких альтернатив могут выступать синтетические моторные топлива, получаемые на базе угля или природного газа, электроэнергия, водород, которые уже в ближайшие годы могут оказаться конкурентоспособными по сравнению с извлечением природной нефти в маргинальных условиях.
Природный газ. Российская Федерация занимает лидирующее положение в мире по начальным суммарным ресурсам (НСР) газа, на ее долю приходится 248 трлн. куб. м (43,2 % НСР на планете). Сегодня разведанные запасы газа оцениваются в размере 48 трлн. куб. м. Это означает, что степень разведанности НСР в стране в целом не превышает 25 %. При этом на суше она равна 32,6 %, а в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке – всего 6,9 и 10,3 %, соответственно. Опыт развития газовой индустрии СССР свидетельствует о том, что прирост запасов газа должен превышать уровень его добычи в 1,3–1,5 раза. Только при таких пропорциях воспроизводства ресурсной базы можно надежно обеспечить рост добычи газа в России до 2040 г.
Оценки потенциала сланцевого газа в России не проводились, но учитывая его дороговизну и высокую трудоемкость добычи, а также конкуренцию с располагаемыми ресурсами традиционного природного газа, вряд ли в перспективе до 2040 г. он сможет играть заметную роль в энергоснабжении страны.
Освоение арктического шельфа может дать существенный прирост разведанных запасов, но из-за больших трудностей и рисков их добыча может стать запредельно дорогой. Восстановление окружающей среды в этом регионе после деятельности добывающих компаний также может стоить колоссальных затрат. Все это требует тщательного рассмотрения и изучения, прежде чем переходить к широкомасштабному освоению арктических месторождений нефти и газа.
В таблице 7 даны оценки извлекаемых ресурсов природного газа и экономические параметры их извлечения.
Уголь. Ресурсы угля на территории России значительны. Основные освоенные районы угледобычи находятся в Кузбассе и в Канско-Ачинском бассейне. Необходимо дальнейшее геологическое изучение угольного потенциала страны, особенно запасов коксующихся углей: обширных площадей Ленского, Тунгусского и Таймырского бассейнов, а также Якутии и Северо-Востока России. Ресурсных ограничений по энергетическим и коксующимся углям в рассматриваемой перспективе не предвидится. В таблице 8 даны оценки ресурсов угля и экономические показатели их добычи, принятые в прогнозных расчетах.

Возобновляемые источники энергии. Целесообразность освоения возобновляемых источников энергии определяется целым рядом факторов географического, технологического и экономического характера.
Во-первых, возможности рентабельного использования технологий на базе возобновляемых источников энергии зависят от локальных физических условий размещения технологии (характеристики ветрового кадастра, солнечной инсоляции, климатических условий и т. п.).
Во-вторых, плотность энергетического потока возобновляемых источников энергии во много раз меньше, чем технологий на базе сжигания органических топлив или ядерной энергии. Это определяет необходимость сооружения значительно более крупных объектов, чем при традиционных технологиях, для получения одинакового полезного отпуска энергии. В результате материалоемкость технологий на базе возобновляемых источников энергии всегда будет оставаться более высокой. Как следствие энергоотдача этих технологий будет значительно ниже, чем традиционных.
В-третьих, указанные два фактора делают возобновляемые источники энергии более дорогими по сравнению с традиционными в настоящее время. Однако в перспективе следует ожидать повышения экономичности и конкурентоспособности новых источников энергии за счет увеличения их эффективности и снижения затрат на их изготовление, с одной стороны, и роста стоимости органических топлив с другой.
Интерес к возобновляемым источникам энергии определяется в значительной мере меньшим загрязнением окружающей среды, чем при использовании традиционных технологий на базе органического топлива или ядерной энергии. Разумеется, при сопоставлении «чистых» и «грязных» технологий необходимо проводить анализ с учетом жизненного цикла технологий (life cycle analysis) и всех этапов их изготовления и эксплуатации. В контексте текущих мировых проблем наибольший приоритет должен принадлежать безуглеродным технологиям, способным ослабить угрозу катастрофического изменения климата планеты.
Обширная территория России обладает разнообразными видами возобновляемых источников энергии. Осторожная оценка суммарного потенциала этой категории энергоресурсов – около 3 млрд. т н. э. в год. В таблице 9 приведены оценки различных типов возобновляемых источников энергии. При этом в состав ресурсов дополнительно включены две технологии: фотоэлектрические преобразователи и электростанции, использующие сухое тепло Земли, которые могут существенно изменить картину электроэнергетики в XXI в., особенно если придется вводить серьезные ограничения на выбросы парниковых газов.
Из приведенных приблизительных данных (детальная оценка потенциала возобновляемых источников энергии никогда не проводилась) экономический потенциал всех возобновляемых источников энергии в несколько раз превышает годовую потребность страны в энергии в течение всего XXI в.

Бо́льшая часть ресурсов возобновляемых источников энергии пригодна для получения электрической энергии. Потенциал возобновляемых энергоресурсов составляет (млрд. кВт-ч):
Крупные гидроэлектростанции 850
Малые гидроэлектростанции 755
Ветровые электростанции 115
Солнечные электростанции 23000
Сухое тепло Земли 8500
Итого 33220

Как видно, потенциал получения электроэнергии от возобновляемых источников энергии примерно в 30 раз больше, чем текущая выработка электроэнергии в стране.
Следует учитывать, что оценки ресурсов возобновляемых источников энергии в России весьма приблизительны. В настоящее время вследствие значительного снижения стоимости технологий использования возобновляемых источников энергии, а также роста цен на органическое топливо экономический потенциал этой категории энергоресурсов может быть значительно выше указанных значений.
Между тем следует понимать, что оценка потенциала информирует только о возможностях получения энергии от рассматриваемой категории энергоресурсов, но не гарантирует целесообразности широкомасштабного использования этих ресурсов. Считается, что XXI в. будет переходным от энергетики, основанной на исчерпаемых ресурсах органических топлив, к энергетике, основанной на неограниченных ресурсах. К последним принадлежат все виды возобновляемых источников энергии.
В настоящее время перед российской энергетической отраслью стоит ряд актуальных проблем, требующих максимально оперативного разрешения. Отличительной особенностью энергетической отрасли, как и топливно-энергетического комплекса в целом, является то, что от положения дел в данном, отдельно взятом элементе народного хозяйства зависит и качество развития экономики всего национального хозяйства, в том числе и установление необходимых пропорций между различными комплексами. По данным Министерства энергетики, общая установленная мощность электростанций России составляет 218 145,8 МВт, что характеризует отрасль как одну из приоритетных в развитии экономики страны.
Среди важнейших проблем в развитии отрасли, оказывающей влияние на подавляющее большинство хозяйствующих субъектов, следует выделить высокие темпы роста тарифов на электрическую энергию. В настоящее время темпы роста средней стоимости электроэнергии в России значительно опережают соответствующие показатели в западных странах. При этом, несмотря на то, что в России конечная стоимость электроэнергии для потребителя превышает соответствующую стоимость в США и ряде европейских стран, получаемой прибыли часто недостаточно для осуществления инвестиций в модернизацию и расширенное воспроизводство[30]. Таким образом, наблюдается конфликт интересов между отраслью электроэнергетики и отраслями народного хозяйства в целом – требуется обеспечить модернизацию электроэнергетической отрасли путем наращивания объемов инвестиций, учитывая тот факт, что быстрый рост тарифов негативно отражается на работе других отраслей, а значит, и на темпах экономического роста всего народного хозяйства.
В настоящее время законодательно установлена предельная величина роста тарифов на электроэнергию – они не должны превышать 15 % в год. Данную меру можно рассматривать с различных позиций, но, учитывая тот факт, что за период 2000–2013 гг. тарифы на электроэнергию выросли более чем на 300 %, нормативное ограничение роста тарифов ставило целью ограничить их галопирующий рост. Однако даже сохранение установленных темпов роста цен на электроэнергию приведет к тому, что через несколько лет их величина превысит максимально допустимый уровень цен для энергоемких отраслей отечественной промышленности.
Для того чтобы найти способы преодоления данной негативной тенденции, необходимо определить объективные предпосылки установления быстрых темпов роста величины тарифов на электроэнергию. По нашему мнению, одним из факторов, способствующих опережающему росту тарифов, является закладывание энергетическими компаниями в стоимость электроэнергии величины возможной неуплаты потребителей. Проблема неплатежей является системной для всей энергетической отрасли[31]. По различным оценкам, ежегодные убытки энергетических компаний от неплатежей и хищений электроэнергии составляют около 200 млрд руб. Решение вопросов с неплатежами и хищениями позволило бы значительно замедлить рост тарифов, что позитивно отразилось бы на экономической ситуации в стране. В настоящее время, по данным Федеральной службы государственной статистики, на потери в электросетях приходится 9,95 % от всей произведенной электроэнергии. Данная цифра очень велика, причем значительная ее часть может быть связана именно с хищениями электроэнергии.
Важным фактором, создающим диспропорции в структуре народного хозяйства, является неравенство тарифов для потребителей электроэнергии. Оно представляет собой ценовую дискриминацию, когда различные категории потребителей в одном регионе оплачивают энергию по различным ценам. Как правило, стоимость тарифов устанавливается в меньшем размере, в то время как промышленные предприятия субсидируют сумму, недополученную от населения. В результате издержки предприятия растут, и произведенные расходы закладываются в цену готовой продукции, оплачиваемой в конечном итоге населением. Устранение ценовой дискриминации потребителей позволит снизить нагрузку на промышленные предприятия, обеспечив снижение тарифов на электроэнергию на величину порядка 10 %. При этом для домохозяйств рост тарифов не будет обременителен, так как в конкурентной борьбе предприятия получат возможность снизить цену на готовую продукцию, тем самым обеспечивая рост покупательной способности населения.
При рассмотрении проблемы установки оптимальных тарифов необходимо учитывать специфику ценообразования на электроэнергетическом рынке. Произведенная продукция приобретается и потребляется без временного лага, поэтому рыночные законы спроса и предложения работают иначе, чем на классических товарных рынках. Следует отметить, что государственное регулирование, оказывая влияние на энергетическую отрасль в целом, затрагивает и вопросы ценообразования на электроэнергетическом рынке. В связи с вышеизложенным в электроэнергетической отрасли преобладает принцип ценообразования, определяемый себестоимостью производимой продукции, что повышает важность политики региональных властей, которые должны отслеживать потребности в электроэнергии для населения и предприятий с целью соблюдения баланса между спросом и предложением.
Резервом повышения эффективности функционирования предприятий электроэнергетической отрасли является, на наш взгляд, работа по совершенствованию механизмов функционирования предприятий комплекса, в частности, мониторинг электросбережения, повышение квалификации кадров, замена изношенного и устаревшего оборудования современным. На уровне сетевых компаний электроэнергетической отрасли резервом может стать применение новых технических решений, в том числе и иностранных, направленных на снижение потерь электроэнергии. Важным фактором на данном уровне может стать также выработка более эффективных систем учета электроэнергии.
Со стороны государства мерами по совершенствованию энергетической отрасли будут: совершенствование систем учета и мониторинга энергетической эффективности во всех отраслях экономики субъектов Российской Федерации на основе формирования топливно-энергетических балансов, осуществление контроля за целевым использованием выделяемых из государственного бюджета средств на инвестиционную деятельность в отрасли, а также усиление контроля соблюдения законодательства в области энергоэффективности экономики. При этом необходимо учитывать особенности хозяйственной деятельности в каждом отдельно взятом регионе.
Одним из нормативных документов, регулирующих правовые и экономические отношения в энергетической отрасли, является Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по реформированию единой энергетической системы России». Результатом принятия данного закона явился тот факт, что ряд крупных предприятий был вынужден перезаключать договоры и производить оплату не в пользу Федеральной сетевой компании, а в пользу Межрегиональной сетевой компании. Результатом данных мероприятий стало снижение уровня контроля региональных властей над электроэнергетикой регионов, так как решения о развитии инфраструктуры того или иного объекта энергетики в настоящее время принимаются централизованно и не зависят от потребностей конкретного региона. Потеря механизмов воздействия со стороны региональных властей на инвестиционные процессы в электроэнергетике значительно снижает как эффективность проводимых мероприятий по модернизации электроэнергетики, так и усложняет ценообразование в отрасли. Существенным фактором, снижающим инвестиционную привлекательность электроэнергетической отрасли, является также децентрализация единой энерго – системы и предпринимаемые шаги в развитии конкуренции между различными типами станций и сбытовыми компаниями. Важно учитывать, что в связи со спецификой энергетической отрасли, конкуренция между производителями электроэнергии может не приводить к снижению цен на производимую энергию. Это связано с применением маржинального ценообразования – подхода, когда равновесная цена определяется как предельные переменные издержки стоимости производства самой дорогой единицы энергии, необходимой для удовлетворения спроса по соответствующей цене.
Следствием данного подхода является тот факт, что предприятие-продуцент электроэнергии не стремится к снижению цены реализации производимой энергии, так как данному хозяйствующему субъекту в любом случае гарантирована реализация энергии по цене наименее рентабельной электростанции. Аналогичные проблемы возникают при конкуренции между сбытовыми компаниями – электроэнергия приобретается ими по одной цене, а значит, основным критерием конкурентоспособности будет являться сбытовая надбавка. Учитывая незначительную ее величину, эффект от конкуренции между сбытовыми компаниями может быть получен только при масштабном приобретении и потреблении энергии крупнейшими промышленными предприятиями. Однако предприятия нередко приобретают электроэнергию напрямую у поставщиков или же располагают собственной энергетической генерацией, что сводит конкуренцию между сбытовыми компаниями к минимуму.
Таким образом, разделение компаний на генерирующие и сбытовые привело к тому, что позитивный эффект масштаба от консолидации отрасли был ликвидирован, при этом расходы по выработке и доведению электроэнергии до потребителя значительно выросли, что снизило прибыли предприятий и заставило увеличить отпускную стоимость электроэнергии и сбытовую надбавку. Важным негативным аспектом разделения деятельности субъектов электроэнергетической отрасли на производственную и сбытовую стало также размытие ответственности за качество предоставляемых услуг между данными организациями. Это значительно усложняет как взаимодействие с потребителями электроэнергии, так и деловые отношения между энергетическими компаниями.
В целом, одной из мер, направленных на стабилизацию конъюнктуры отрасли, может быть внесение изменений в Федеральный закон «Об электроэнергетике». Требуется расширить полномочия гарантирующих поставщиков, позволив им совмещать сетевую деятельность со сбытовой, так как каждое конкретное предприятие необходимо рассматривать в отдельности, учитывая специфику региона и конкурентную среду. Предоставление данных прав гарантирующим поставщикам позволит более гибко подходить к потребностям рынка и замедлить рост тарифов. Еще одной важной проблемой, стоящей перед отечественной электроэнергетикой, является высокая степень износа производственных фондов.
Проблема снижения выработки электро и теплоэнергии является следствием высокого износа производственных мощностей на большинстве предприятий отрасли[32]. Обновление основных фондов позволит обеспечить экономический рост как в отрасли, так и в экономике страны в целом, однако для обновления производственных мощностей потребуется привлечение крупных инвестиционных вложений. При сохранении существующих тенденций роста энергопотребления и ускоряющегося выбытия производственных мощностей в связи с их износом в соответствии с рыночным законом спроса цены на электроэнергию будут только расти, причем темпы роста также будут увеличиваться.
В связи с ожидаемыми тенденциями на рынке электроэнергетики ответные шаги на вызовы рынка со стороны собственников генерирующих компаний могут быть различными, в зависимости от временного горизонта, на который ориентируется стратегия предприятий. Практика показывает, что собственники редко ориентируются на длительный период времени, а потому вероятность того, что предприятия будут готовы удовлетворять растущие потребности рынка, наращивая инвестиции в основные фонды, невелика. Ответом на изменение конъюнктуры рынка, по нашему мнению, будет естественный рост тарифов на электроэнергию, ограниченный только государственным контролем. Собственники предприятий ориентируются на максимизацию краткосрочной прибыли, так как предприятия при этом не несут инвестиционных рисков, а вырученная прибыль может быть распределена между собственниками без временного лага.
Одной из основных причин сложившейся ситуации в отрасли, в частности недостаточно эффективной реализации программы по реформированию электроэнергетики, по нашему мнению, является неточный прогноз необходимых объемов инвестирования в отрасль, так как практика показала, что одних государственных средств для проведения полномасштабных преобразований в отрасли недостаточно, а привлечение частных инвестиций на должном уровне осуществить к настоящему моменту не удается.